Отчет о наблюдении на заседаниях по «Болотному делу» 28 октября – 8 ноября 2013

1.         За эти две недели периодически на входе в здание суда перед рамками металлоискателей и проверкой документов наблюдалась многолюдная очередь – некоторые адвокаты на заседании заявляли, что по причине ожидания у входа опоздали на процесс.


2.         Неоднократно в оцеплении во время конвоирования подсудимых по коридору в зал слушаний стояли люди в гражданской одежде, поверх которой были одеты зеленого (салатового ) цвета жилетки с надписью «Полиция», без опознавательных знаков. На вопрос, почему они не имеют знаки отличия, отвечать отказывались. Рядом находившийся полицейский (жетон №020821 ППС) приказал им повернуться спиной к стоящим гражданам и пояснил, что «это стажеры и им не положен нагрудный знак», объясняя, что данные молодые люди еще не являются сотрудниками полиции, властных полномочий не осуществляют, и просто «помогают». Заметим, что согласно статье № 32 ФЗ «О полиции», «сотрудники органов внутренних дел, не являющиеся сотрудниками полиции, а также стажеры могут привлекаться к выполнению обязанностей, возложенных на полицию, в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел. В этом случае на них распространяются установленные настоящим Федеральным законом обязанности, права, ответственность, гарантии правовой и социальной защиты сотрудников полиции».

3.         Один из вышеописанных «стажеров», когда девушка, стоявшая перед оцеплением, шагнула вперед, грубо крикнул в ее адрес: «На месте!».

4.         На первом этаже здания Никулинского суда замечены с отрудники ЧОПа, сидящие за одним столом с приставами, проверяющими документы пришедших.

5.  Судья Никишина продолжает практику снятия вопросов, имеющих принципиальное значение для выяснения  времени, места, способа и других обстоятельств, которые согласно п.1 ч.1 ст.73 УПК РФ требуют выяснения для установления события преступления и подлежат доказыванию.

— Вопрос защиты свидетелям про опыт работы бойцом ОМОН на подобных 6 маю 2012 года мероприятиях снимается как не относящийся к делу.
—  «Уточните, Вы слышали лозунги, когда стояли на Большом Каменном мосту?  — вопрос адвоката снят (до этого свидетель сказал, сто слышал, как митингующие кричали: «Прорывай! Идем на кремль!»).
— Судья сняла все вопросы адвоката Муртазина. Наблюдатели уже не раз замечали эмоциональную реакцию судьи на всех заседаниях, по которым можно предположить, что она предвзято относится к адвокату Муртазину, так же как к общественным защитникам Мохнаткину и Сумину.
— Свидетель заявил, что наблюдал на Болотной площади 6 мая 2012 года «массовые беспорядки». Все попытки защиты выяснить, в юридическом или бытовым смысле тот говорил про данное явление, пресечены судье, как не относящиеся к делу.
— Судья Никишина снимает все вопросы адвокатов о том, чем руководствовалась полиция, применяя насилие к митингующим и какие нормы права были нарушены последними, как причина их задержания (некоторые бойцы ОМОН заявляли, что били людей резиновой палкой по рукам и ногам), а также о том, доводились ли на инструктаже конституционные права граждан на свободу собраний. Однажды судья сделала следующее замечание общественному защитнику: «С теоретическими вопросами вы можете ознакомиться в другом месте. Не злоупотребляйте своим правом задавать вопросы».
— Свидетель, который показал, что перед шествием работал у рамок металлоискателей и на месте досмотра. Позже он был на площади и, по его словам, видел, как митингующие кидали в полицейских железную «специально нарубленную» арматуру. Адвокаты: «Вы не зафиксировали попыток людей пронести арматуру, болты или прочие похожие предметы?» Вопрос снят судьей.
— Адвокат: «Откуда вы знаете фамилию подсудимого, против которого свидетельствуете?» Свидетель: «Вчера мне позвонило начальство и назвала ее». Ответ прозвучал, но судья, повышая голос, сняла вопрос и попросила не вносить в протокол.
При выяснении данного момента защитой, судья поочередно снимает все вопросы, заявляя: «Можете хоть пять раз задавать (вопрос)».

Каждый раз, как сторона защиты пытается выяснить в деталях ситуацию, имея явное противоречие в показаниях свидетелей, данных на следствии и на суде, судья упорно противодействует этому. Адвокат: « На каком расстоянии от Рябинина Вы стояли?» — На достаточном. Адвокат: « Ваш коллега Рябинин вчера здесь утверждал, что не видел прорыва, потому что стоял за автомобилем «Волна». Вы стояли рядом?». Вопрос снят судьей. «Могли ли Вы смотреть сквозь а/м «Волна»?»- Вопрос снят.

— 9 ноября судья раздраженно практически прокричала на защитника («Снимается Ваш вопрос»), когда тот переспросил ответ свидетеля, так как не расслышал. В это время с улицы через раскрытое окно доносился гул машины и в зале слышимость была очень низкая.

— После того, как свидетель стороны обвинения казал, что он оцифровал видео, снятое им на Болотной площади 6 мая 2012 года, последовал вопрос адвоката Аграновского с просьбой пояснить, как и для чего тот оцифровывал видео. Судья грубо перебила адвоката словами «Хватит болтать».

— Вопрос адвоката: «В протоколе допроса на стадии следствия несколько раз указана фамилия Горышкин (в действительности Горышев) и, тем не менее, Вы его подписали лично. Вас не смущало что Ваша фамилия неоднократно указана не верно?» — Судья снимает вопрос.

Примечательно, что судья, отклоняя вопросы, часто не мотивирует данное решение. Прокуратура также иногда не обосновывают свою просьбу снять вопросы защиты – и суд не обращает на данный факт внимание, хотя защита указывает на это.

— Адвокат Аграновский, пытаясь выяснить у свидетеля обстоятельства, очевидцем которых он являлся, задал вопрос, «где люди были агрессивнее – на митинге на Болотной площади 6 мая 2012 года или во время событий на Манежной площади 11 декабря 2010 года (митинг, переросший в столкновение с милицией)». В последнем случае сотрудник ОМОНа фигурировал в деле о массовых беспорядках и хулиганстве потерпевшим. Защитник, указывая на статью 73 УПК РФ(«При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, в том числе (п.1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления)») и судебную практику (фактически определенная тенденция разрешения судами отдельных категорий дел с учётом вступивших в законную силу решений судов. Судебная практика способствует единообразию в применении законов судами). Судья сняла вопрос и заявила, что «судебная практика есть в другом зале и в другом месте».

6.         Отдельное внимание заслуживает обращение судьи Никишиной с подсудимыми.
Кривов периодически пытается сделать заявление, но его перебивает судья: «Сейчас не Ваша стадия, она наступит позже». Кривов: «Я возражаю». Судья: «Присядьте. Никаких возражений». И периодически делает замечания подсудимым и защите за то, что те пытаются высказать возражение или сделать заявление.
Так Акименков начинал свой вопрос потерпевшему: «Меня интересует, Вы…». На полуслове его обрывает судья и произносит: «Мало кого интересует, что Вы хотите узнать».
Проблемы с отсутствием необходимого оборудования для большей слышимости в зале остаются, несмотря на просьбы и ходатайства подсудимых и защиты обеспечить наличие звукоусиливающих устройств, так как, по словам адвокатов, «сложно осуществлять защиту». Судья игнорирует ходатайства и опять же предупреждает представителей защиты о «нарушении порядка»: «Я вам не предоставляла слово».
Подсудимая Духанина просила у судьи разрешение покинуть зал на несколько минут – ей было отказано.
Снова повторяются моменты, когда судья торопит процесс опроса свидетелей и потерпевших: на просьбу адвокатов сделать перерыв, так как их подзащитные не принимали пищу уже долгое время, судья реагирует так: «Перерыв будет, только когда закончатся вопросы защиты».
Любые ходатайства защиты и их подзащитных остаются без внимания судьи. Даже те, которые имеют принципиальное значения для хода разбирательства.
Также в ситуациях, когда имеют место непродолжительные препирательства между сторонами обвинения и защиты, судья делает замечания исключительно адвокатам.

7. Несколько раз у приставов звонили мобильные телефоны с громкой связью, которые они не всегда оперативно могли отключить.

8. Трое людей в штатском, постоянно присутствующие на слушаниях по «Делу 12-ти», вошли в здание суда, минуя металлодетекторы и пункт досмотра, без  предъявления удостоверения. Приставы вернули их за находящуюся около стола проверки документов вертушку и попросили предъявить удостоверения. Полагаем, что свободный уверенный проход этих людей может свидетельствовать о том, что данный случай был едва ли единственным, когда пристав подверг их процедуре попадания в здание на общих основаниях.

9.         30 октября, находясь в буфете в здании суда, одна из посетительниц стояла перед окном, держа планшет перед собой. Пристав сделал ей замечание за то, что она «фотографирует конвойное  помещение» (которое, как оказалось, находилось прямо под окном), и пытался изъят планшет, чтобы удалить фотографии, ссылаясь на распоряжение главы суда  и соответствующие инструкции (о соответствии этих инструкций законодательству РФ и международным стандартам справедливого судебного разбирательства см. далее в следующей аналитической справке). После просмотра содержимого планшета, удостоверившись, что съемок не было, заявил: в случае повторения инцидента данной женщине вход в здание суда будет запрещен.

10.       Отметим частую (иногда вплоть до ежедневной) смену секретарей судебного заседания.

11.       31 октября наблюдатели заметили, что судья сделала знак, покачав головой, приставу, когда тот впустил 3 человека в зал во время процесса. (До этого момента (см. в предыдущих отчетах) иногда отдельные приставы разрешали входить опоздавшим к началу процесса). С тех пор входная дверь в судебный зал закрывается изнутри на ключ на время слушаний. Пояснения пристава: «Чтобы не ходили туда-сюда».

12. После того, как судья сделала несколько замечаний общественному защитнику Мохнаткину и объявила, что удаляет его из зала, тот попытался выяснить у судьи, можно ли ему остаться в зале. Однако пристав применил к нему физическую силу и практически вытолкнул защитника за дверь.

13.  На протяжении этих недель два свидетеля обвинения отказывались отвечать на вопросы адвокатов, несмотря на то, что перед началом допроса судья традиционно предупреждает об обязанностях давать показания в соответствие с п.2 ч.6 ст.56 УПК и об  уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст.308 УК. Протесты стороны защиты и просьбы в адрес судьи напомнить дающим показания об их ответственности, суд оставил без внимания. Так свидетель Горышев на вопрос адвоката, что на митинге угрожало жизни и здоровью граждан, ответил: «Эгология». На вопрос, на каком расстоянии тот находился от места разбираемых событий, последовал ответ: «На достаточном». После очередного вопроса стороны защиты свидетель, не отвечая, встречно спросил: «А Вы чей адвокат?». Судья не призывала свидетеля к соблюдению регламента суда и уважению к сторонам и на просьбы защиты сделать замечание опрашиваемому за то, что тот демонстративно и намеренно игнорирует вопросы, напротив — делала замечания адвокатам.

14.       После допроса адвокатами вопросы одному из свидетелей стала задавать судья Никишина. Отметим, что за 5 месяцев процесса вопросы от судьи были только к одному сотруднику ОМОН Тарасову (во время заседания 5 сентября).

15.  5  ноября при официальном начале заседания в 11-30 уже к 11-48 доставили из СИЗО в судебный зал всех подсудимых, однако на месте не оказалось подсудимой Бароновой, находящейся под подпиской о невыезде, Кавказского, у которого мера пресечения – домашний арест, и большинства адвокатов. Судья объявила перерыв на час и в начале заседания сделала замечание участникам процесса за нарушение регламента слушаний.
16. В холле на первом этаже Никулинского суда на стенде наблюдатели нашли объявление рекламного характера о предоставлении услуг по обращению в суд и т.д. На вопрос к представителю приставов, почему среди официальных документов и материалов суда находится коммерческая информация, тот ответил, что «это недопустимо», как она появилась там – неизвестно, и снял ее.
17. Судья не скрывает улыбки , когда неудобный вопрос не удалось снять, но свидетель ответил явно неудобно для стороны защиты. Так же прокуратура откровенно смеется, когда отклоняются вопросы и ходатайства адвокатов. И практически в голос двое полицейских смеялись, сидя на скамье около клетк, в момент, когда подсудимый Кривов задавал вопросы.

18. Уже не первый инцидент с собакой. Конвойный с собакой демонстративно встал напротив Кривова, когда тот заявлял очередное ходатайство. Защита обратили внимание судьи на это, и Аграновский просил убрать из зала собаку, поскольку ко всему прочему у него аллергия на шерсть животных. Присутствующие в зале также принялись высказываться по этому поводу. Полиция окружила клетку с подсудимыми, а кинолог стал убеждать в агрессивной форме, что собака находится в зале «для охраны и для порядка». Судья промолчала.

19. 6 ноября в Мосгорсуде под председательством судьи Мишина состоялось заседание по рассмотрению апелляционной жалобы на продление домашнего ареста Сергею Удальцову. В апелляции было отказано — срок ареста до 6 февраля 2014 года остаётся без изменений. Судья зачитал постановление во время перерыва, в отсутствии самого Удальцова. Возражения адвокатов были проигнорированы.

20. Мосгорсуд оставил решение Басманного суда в силе —  содержание под стражей до 6 февраля 2014 в силе. Гаскаров не присутствовал лично на слушаниях – была организована видеосвязь, качество которой было плохим, периодически речь обвиняемого сложно было разобрать.