Отчет о наблюдении на заседаниях по «Делу 12-ти» 3-5 сентября 2013

1. В этот раз наблюдатели хотели бы отметить складывающуюся тенденцию. На предыдущих заседаниях адвокаты просили судью огласить протокол показаний потерпевшего лейтенанта Моисеева, который заявил при допросе, что на Болотной площади на нем был жетон полицейского, что противоречит имеющимся в деле скриншотам с одной из видеозаписей – жетона на нем нет. Судья Никишина отказала, мотивировав тем, что данное ходатайство не имеет отношение к делу. Добавим, что у данного бойца ОМОН 6 мая 2012 года, как выяснилось во время судебного заседания, было просрочено удостоверение сотрудника 2-го оперативного полка ГУ МВД по Москве. Таким образом, данный боец в операции исполнял свои обязанности на Болотной площади и участвовал в следственных экспериментах незаконно. А значит протокол его показаний также может быть признан незаконным. В свою очередь это ставит под вопрос наличие состава преступления по ст. 318 УК РФ (Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей) в отношении фигуранта, от которого, по данным прокуратуры, пострадал Моисеев.

На прошлой неделе слушаний эпизод повторился. Ходатайство подсудимого Кривова и адвокатов об оглашении некоторых материалов дела относительно потерпевшего Алгунова было удовлетворено частично. Отказ – в части исследования статуса полицейского (потерпевшего) 6 мая 2012 года, сроков его службы, состояния служебного удостоверения.

2.Допрос потерпевшего сотрудника ОМОН Алгунова был прерван судьей без объяснений.  Задать свои вопросы ему смогли только два адвоката и подсудимый Кривов. Остальные защитники были лишены такого права, которым они обладают в соответствии со ст. 45-46 Конституции РФ, ст. 47 п.4 УПК РФ,  пунктами С, Д параграфа 3, статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека.

3. Обвиняемый Кривов ходатайствовал об отводе судьи по вновь появившимся обстоятельствам:
— суд прервал допрос потерпевшего ( от действий Кривова ) Алгунова немотивированно,
— суд не дает право подсудимому Кривову сделать ходатайство на протяжении 3 дней слушаний,
— Кривов не имеет возможности ознакомиться с протоколами заседаний, начиная с 5 июля 2013г.
Данное ходатайство не было поставлено на рассмотрение, так как судья «не видела оснований» для этого.

4. По словам адвокатов, они столкнулись с проблемой получения протоколов заседаний – в начале сентября им удалось получить протоколы только за 20-ые числа июля. Это вызывает сложности у них в том, что невозможно проанализировать показания, данные с суде, полноценно подготовиться к следующим слушаниям. Пункт Б, параграфа 3, статьи 6 ЕКПЧ гласит: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право на достаточное время и возможности для подготовки своей защиты». В УПК РФ данное положение четко не урегулировано.

5. Еще одна сложность для адвокатов заключается в том, что сторона обвинения заранее не сообщает в зале суда последовательность приглашенных для допроса свидетелей и потерпевших. На предварительном закрытом слушание данного дела порядок допроса потерпевших и свидетелей не определялся. Есть основания говорить о несоответствии ситуации пункту Б, Параграфа 3, Статья 6. ЕКПЧ, который гарантирует обвиняемому возможность эффективной подготовки, в том числе к перекрестному допросу.

6. На протяжении всего этапа допроса потерпевших, судья не ограничивает адвокатов и прокуратуру в их праве задавать вопросы опрашиваемому лицу, однако она периодически снимает неудобные для потерпевших (сотрудников ОМОН) вопросы со стороны защиты, отправляя их в категорию «не относящимися к предмету разбирательства».

Подсудимый Кривов (потерпевшему полицейскому): Как вы объясните, что, согласно экспертизе, вреда здоровью и потери работоспособности нет, а больничный бюллетень у вас был на 9 дней?
Судья вопрос снимает.
Кривов: В медицинской справке упоминаются только ушибы на ногах от попадания камней. Почему ни в медпункте ЦСН, ни в 1-й поликлинике Вы не сказали об ушибе руки? (Кривову вменяется эпизод причинения физического повреждения руки сотрудника ОМОН).
Вопрос судьей снят.
Кривов: Когда вы держали барьеры, Вы их толкали? В какую сторону?
Вопрос снят.

7. Присутствующие в зале заметили, что некоторые потерпевшие (двое), отвечая на вопросы стороны защиты, пользуются мобильным телефоном. На просьбу адвокатов к судье сделать замечание допрашиваемому реакции не следовало.

8. В день заседания 5 сентября одного из наблюдателей приставы не пустили на балкон для прессы, заявив, что это помещение предназначено исключительно для СМИ, и просили предъявить удостоверение журналиста. Это обстоятельство наблюдается впервые за все время слушаний (сравните с отчетом от 28 – 30. 08.2013 — пункт 1.).

9. Отметим один принципиальный момент – публичное заявление президента Путина о «Болотном деле». 4 сентября на встрече с членами Совета по гражданскому развитию и правам человека выступление одного из правозащитников, затронувшего тему процесса 6 мая 2012 года, глава государства прокомментировал так: «Право самовыражения, естественно, оно должно быть обеспечено. Но только самовыражаться нужно таким образом, чтобы не бить по лицу сотрудников правоохранительных органов, не срывать с них погоны и так далее».

Напомним, что 20 декабря 2012 года Путин в ходе пресс-конференции в ответ на вопрос о его отношении к содержанию под стражей обвиняемых по «Болотному делу», заявил, что не будет вмешиваться в ход следствия, если будет доказана их вина по статье 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти): « Я не думаю, что за участие в массовых акциях, даже если они были проведены с нарушением закона, нужно сажать в тюрьму… Но недопустимо абсолютно рукоприкладство в отношении органов власти. Почему кто-то считает, что у нас дозволено срывать погоны, душить или бить по лицу представителя власти».  Сразу после чего, на следующий день, фигуранту дела о «беспорядках» А. Полиховичу было предъявлено обвинение в нападении на полицейского (статья 318 УК), несмотря на то, что следствие по этому делу ранее было завершено.

Данное официальное заявление позволяет усмотреть грубое нарушение презумпции невиновности подсудимых и оказание давления на суд.