Отчет о наблюдении на слушаниях «Процесса 12-ти» и дела М.Косенко 10-13.09.13

1. Замечено, что теперь в среднем два сотрудника МВД (или СК РФ) в штатском  постоянно присутствуют в зале или здании суда во время слушаний «Дела 12-ти» и М. Косенко.

2. На очередное заседание по делу М.Косенко (13 сентября) пришло больше желающих слушателей, чем зал смог вместить. Всего во время разбирательства в зале находилось около 30 человек, остальные остались за дверью.

3. Подсудимого Косенко продолжают приводить в судебный зал в сопровождении собаки, что в глазах окружающих создает образ опасного преступника. В отношении самого же обвиняемого может оказывать устрашающий эффект.

4. На определенном этапе заседания адвокаты Косенко обратились к судье с просьбой сделать перерыв для того, чтобы защита смогла согласовать позиции со своим подзащитным. Судья отказала: «Поворачивайтесь и согласовывайте» (клетка, в  которой находится подсудимый, расположена сзади столов адвокатов).

5. На протяжении всего заседания в зале было достаточно душно, не работала вентиляция, одно окно открыли только под конец слушаний по просьбе аудитории.

6. После перекрестного допроса свидетеля (бойца ОМОН), во время которого тот заявил, что не узнает Косенко, не видел его 6 мая 2012 года, прокурор зачитал протоколы предыдущих показаний этого полицейского. Затем представитель обвинения продемонстрировал сотруднику ОМОН скриншоты видео, на которых якобы находится Косенко, и по которым свидетель его опознал во время следствия, что подтверждается подпись под протоколом. При этом прокурор и свидетель стояли у стола судьи, спиной к адвокатам, которым данные фотографии не демонстрировались. На каких основаниях и согласно каким положениям УПК РФ производились вышеописанные действия, стороной обвинения пояснено не было. Ситуация судом прокомментирована не была.
7. В свою очередь ходатайство защиты о просмотре видеозаписи, которая, согласно материалам дела, была показана свидетелю во время его допроса следователем – (в чем адвокаты выразили сомнение), было отклонено. Суд мотивировал отказ несвоевременностью: обвинение предоставляет свои доказательства. Отметим, что судья в «Деле 12-ти» периодически допускает подобное, лишая процесс состязательности.

8. Обвинение в деле Косенко представило на обозрение несколько видеодисков при помощи ноутбука диагональю 15 дюймов, поставленного таким образом, что подзащитному Косенко и общественному защитнику пришлось встать, чтобы рассмотреть содержание кадров. Часть аудитории не имела возможности наблюдать происходящее на видео. Но самое главное: экран нотбука был повернут не в сторону судьи – таким образом, доказательство стороны обвинения, которые в первую очередь исследуются судом для установления истинных обстоятельств дела, суд так и не увидел. Отметим полное отсутствие реакции суда на этот момент.

9. Конвоиры внимательно слушают разговоры адвокатов и Косенко, запрещают передавать бумаги, записки и прочие документы от подсудимого защите и обратно, пока сами не прочитают эти материалы (так происходит на каждом заседании). В ответ на возражения адвокатов конвоиры ссылаются на ведомственные инструкции.

28 августа Косенко оспаривал положения пункта 308 «Наставления по служебной деятельности изоляторов временного содержания, подразделений охраны и конвоирования», утвержденного приказом МВД РФ от 7 марта 2006 года 140дсп, согласно которому сотрудники конвоя запрещают передавать любые документы от адвоката его клиенту и обратно, если им не дали ознакомиться с бумагами. Заявитель просил отменить эти правила в части, касающейся конфиденциальных документов защиты: соответствующие нормы противоречат статьям 47, 53 УПК РФ, статье 18 ФЗ «(«О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», статьям 6,8,18 ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ», правовым позициям  ЕСПЧ. Адвокаты Косенко утверждали, что наставления для конвоиров нарушают право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи: в том числе — препятствие конфиденциальному общению адвоката с подзащитным.
Представители МВД и Минюста фактически подтвердили, что конвой на основании приказа вторгается в право на защиту: по их словам, конвой обязан проверять информацию, которой обмениваются участники заседания, но это не является цензурой.

Суд отказал в удовлетворении заявленных требований Косенко. Но при этом в своем решении суд постановил:
— в соответствии со статьей 48 Конституции РФ и статьями 46, 47 УПК РФ, гарантируется право подозреваемого на получение помощи защитника,
— №63 ФЗ «Об адвокатской деятельности» предусматривает право адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей),
— пункт 308 приказа МВД определяет обязанности конвоира запрещать подсудимым вступать в контакты с гражданами, принимать и передавать посторонним лицам письма, записки, вещи, иные предметы. Защитник является участником уголовного судопроизводства и не относится к иным гражданам,
—  пункт 308 приказа МВД не регулирует порядок свидания подозреваемого и адвоката в ходе судебного заседания, не препятствует их конфиденциальному устному и письменному общению в зале суда.

Таким образом, суд фактически сказал, что конвой не в праве свои действия, описанные выше, мотивировать положениями данной инструкции МВД.

10. В конце слушания по делу Косенко сторона защиты сделала ходатайство о вызове эксперта, проводившего психиатрическую экспертизу состояния подсудимого. (Напомним позицию государственного обвинения: экспертизы показали, что и 6 мая 2012 года на Болотной площади, и в настоящее время Косенко находится в невменяемом состоянии, поэтому прокуратура в суде требует не заключения его под стражу, а принудительного лечения). Адвокаты объяснили необходимость допроса врача (одного из группы экспертов, работавших над экспертизой) тем, что на некоторые поставленные перед специалистами вопросы ответов нет, часть из вопросов имеет необоснованные утверждения. Судья Москаленко приняла решение: в ходатайстве отказать, но «суд окажет содействие защите по вызову любых свидетелей». Судья заявила, что готова позвонить в медучреждение, и подписала повестку для вызова экспертов. Однако суть ситуации заключается в следующем: суд снял с себя ответственность за явку свидетеля.