Отчет о наблюдении на процессе «12-ти» и деле М.Косенко 16-27 сентября 2013 года

  1. 18.09 на входе в здание Мосгорсуда наблюдалась следующая ситуация: пристав,  предельно тщательно досматривая личные вещи молодой девушки, настоял, чтобы та достала из своей сумки и показала ему упакованный предмет, оказавшийся элементом женского нижнего белья (при этом девушка предварительно сообщила, что находится в пакете). Остальные приставы, стоявшие рядом, отпускали шутки и комментарии по этому поводу. Затем на пункте проверки документов другой пристав (нагрудный служебный жетон 27720) этой же девушке сказал: «Только не нужно здесь свое бельишко забывать. Ребята, смотрите, там еще и пыль сыплется. Откройте дверь проветрить».
  1. Если ранее нельзя было утверждать о складывающейся тенденции, сейчас уже можно говорить о ней, как о ярко проявляющейся: судья Никишина в «Деле 12-ти» на протяжении всего заседания (в начале, в ходе) игнорирует ходатайства и заявления стороны защиты (теперь даже  не объясняя это несоответствием моменту, как было ранее) и в случае, когда адвокаты пытаются настаивать, отключает микрофоны.

Судья в этом же деле затрудняет адвокатам процесс опроса свидетелей обвинения или потерпевших, фактически не позволяя задать им вопросы, конкретизирующие обстоятельства событий, как «не имеющие отношения к делу». Иногда обоснований снятия вопроса нет, в других случаях снятый вопрос по причине некорректной формулировки и впоследствии заданный в иной трактовке (более корректной) остается отклоненным теперь уже как повторный. В итоге защита теряет возможность получить ответ относительно конкретного момента или эпизода.
Настойчиво снятые вопросы:
— Адвокат потерпевшему: Если Вы задерживали людей за нецензурную брань, то в этом случае какими положениями КОАП или УК РФ руководствовались? Вопрос снят.
— Адвокат потерпевшему: Вы испытали физическую боль?
Сотрудник ОМОН: Был в стрессе, не помню.
Адвокат: Были у Вас ссадины, синяки?
Сотрудник ОМОН: Не было никаких физических повреждений.
Адвокат: В чем же ваш ущерб?
Вопрос снят.
Подсудимый Акименков: Имеете ли Вы претензии к 12 подсудимым?
Потерпевший: Я имею претензии вообще к тем, кто нанес вред.
Акименков: А к нам?
Вопрос снят.
Адвокат Сумин: Вы применяли ПР-73?
Сотрудник ОМОН: Нет.
Адвокат: Видели применение ПР-73 другими сотрудниками?
Сотрудник ОМОН: Да, видел
Адвокат: При каких обстоятельствах?
Вопрос снят.
Адвокат Дубровин: Что вы понимаете под термином «массовые беспорядки»?
Полицейский: Противоправные действия граждан против сотрудников полиции
Адвокат: Какие?
Вопрос снят.
Адвокат Сумин: Вы видели, чтобы люди шли к Большому Каменному мосту?
Сотрудник ОМОН: Не понял вопроса.
Судья: Следующий вопрос!
Свидетель Ягубкин (боец ОМОНа) во время допроса настаивает, что не ориентируется в районе Болотной площади. При этом в деле есть подробная схема происшествия 6 мая 2012 года с названиями объектов, подписанная Ягубкиным с пометкой «Составлено собственноручно» и приложенная к его показаниям.
Адвокат Макаров: Вы рисовали план местности за Вашей подписью по время беседы со следователем?
Вопрос снят. Судья не позволила выявить противоречия в показаниях.
Отметим, что в суде по делу М.Косенко наблюдается аналогичное.
Свидетель защиты: Выдавливали нас на мост, я замешкался, получил электрошокером. Я писал жалобы в СК.
Адвокат Айвазян: Вы видели, кто ударил Вас электрошокером?
Вопрос снят.
Адвокат: Ответы получили на жалобы?
Вопрос снят.

3. 24.09 судья Никишина отказывалась (по просьбе адвокатов) объявить перерыв на обед, пока сторона защиты не завершит допрос потерпевшего бойца ОМОНа. Заседание на тот момент длилось уже более 4 часов с учетом опоздания начала слушаний на 1,5 часа. Учитывая это и тот факт, что фигуранты «дела 12-ти» ранним утром (около 6 утра) покидают СИЗО для перемещения в суд, можно говорить о жестоком обращении с подсудимыми. При этом не все адвокаты к этому времени смогли задать свои вопросы потерпевшему.
4. фициальное время начала слушаний по делу Косенко аналогично не было соблюдено — задержано на 3 с лишним часа.
5. видетель защиты по делу Косенко готов был предоставить видео, снятое им во время митинга 6 мая 2012 года, на котором с другого ракурса (отличного от того, что есть на видео, представленном стороной обвинения в качестве доказательства вины Косенко) виден эпизод, вменяемый подсудимому. Председательствующая судья Москаленко отказала в обозрении и приобщении данного видеофайла, как «полученного не процессуальным способом и не изъятого с оформлением всех надлежащих процедур». Такая формулировка относится к вещественным доказательствам, которые действительно приобщаются к делу следователями. Однако это не касается «прочих документов», которые сторона защиты также имеет право предоставлять во время судебного расследования как документированные свидетельства. Если у суда есть основания сомневаться в авторстве видео, для определения относительности и доказательности необходимо исследовать материл прежде, чем принимать решение о приобщении к делу или отказе. Суд этого не сделал.
6. Судья Москаленко также отказала адвокатам в ряде весомых ходатайств. В частности запрос защиты в ознакомлении медицинских документов главного в этом деле потерпевшего Казьмина  и вызов в суд для допроса эксперта, давшего медицинское заключение, был отклонен.