Итоги наблюдения на акции «Свободу Навальному» 23 января 2021 года в Москве

Количество наблюдателей ОГОН: 19 человек.

Время наблюдения: с 13:20 до 18:40

Места наблюдения: Триумфальная, Пушкинская, Манежная площади, Тверская улица, Страстной, Петровский, Цветной бульвары, Театральный проезд. 

Объединенная группа общественного наблюдения (далее — ОГОН) проводит мониторинг соблюдения конституционных прав, гражданских свобод и международных норм в сфере свободы собраний, руководствуясь международными нормами и рекомендациями ОБСЕ по свободе мирных собраний.

Основные выводы по итогам наблюдения

1. Собрание носило мирный характер. Все участники реализовывали право на свободу собраний.

Участники акции имели мирные намерения, а само шествие — ненасильственный характер. Основным требованиям протестующих было освобождение Алексея Навального, также были слышны лозунги «Свободу политическим заключенным», «Один за всех и все за одного», «Путин вор», «Россия будет свободной». У некоторых участников были плакаты, большинство людей присутствовали без плакатов и атрибутики. Никто не демонстрировал оружие и не выкрикивал лозунги, призывающие к насильственным действиям. Защита свободы мирных собраний является принципиально важным фактором для создания толерантного и плюралистического общества, в котором могут мирно сосуществовать группы с различными убеждениями.

Наблюдатели зафиксировали эпизоды контракций, которые также носили мирный характер. Также отмечено несколько незначительных эпизодов агрессивных действий со стороны участников, однако, все они вызваны предшествующими действиями сотрудников правоохранительных органов. 

2. Действия представителей власти, в том числе МВД, перед началом мирного собрания нарушают право на свободу мирных собраний

После анонсирования мирного собрания представители региональной и федеральной власти, в том числе представители МВД, сообщали о незаконности мирного собрания, предостерегали как от участия, так и от призывов участвовать в собрании. Часть людей была задержана за призывы участвовать в мирном собрании. 

Первый замглавы МВД Александр Горовой заявил о намерении привлечь к административной ответственности тех, кто “призывает очно, в интернете, путём рассылки письменных обращений”. СМИ сообщали о подобных задержаниях за призывы к участию в мирном собрании. Также Горовой ошибочно называет мирное собрание несанкционированным, что противоречит не только международному праву, но даже последним российским законодательным нормам. 

На сайте ГУ МВД России по городу Москве 22 января было размещено сообщение, в частности сообщающее о намерении полиции “немедленно пресекать” “попытки провести несогласованное публичное мероприятие”. Полиция не имеет права “немедленно пресекать” мирные собрания, а само заявление также противоречит праву на свободу собраний, создавая вокруг него негативный фон и препятствуя тем самым возможности реализации одного из фундаментальных прав человека. 

Нарушающими право на свободу собраний также являются действия Генпрокуратуры и Роскомнадзора, направленные на блокировку информации о мирном собрании. 

Напоминаем, что одним из регулирующих принципов согласно Руководящим принципам ОБСЕ по свободе мирных собраний, является позитивное обязательство государства по содействию мирным собраниям и их защите. Это в том числе означает, что “государство всегда должно стремиться способствовать проведению мирных собраний в предпочтительных для их организаторов местах, защищать эти собрания, а также должно обеспечить отсутствие помех при распространении в обществе информации о предстоящих собраниях.” В документе отдельно подчёркивается, что “органы власти также должны обеспечить, чтобы информация о предстоящих собраниях распространялась без помех”. 

Право на свободу мирных собраний нарушают не только имеющиеся факты задержаний людей за призывы к участию, но и сами угрозы задержаний за призывы, равно как и угрозы задержаний за участие в мирном собрании.

3. Задержания участников акции, а также возможных прохожих, были не мотивированы. 

Сотрудники не представлялись, не сообщались причину и цель обращения, основания для задержаний, чем нарушали закон о полиции. В подавляющем большинстве случаев оснований для задержаний не было. Напоминаем, что участие в несогласованном мирном собрании не является основанием для задержания. Таким образом, практически все задержания были незаконны. 

Подобные действия полиции и Росгвардии не основаны на законе, нарушают право на свободу мирных собраний, право на свободу и личную неприкосновенность, создают ситуацию правовой неопределённости, так как невозможно определить, какие действия в понимании правоохранительных органов являются незаконными и могут привести к задержаниям.

4. Необоснованное применение силы со стороны правоохранительных органов при задержаниях. 

В ходе собрания 23 января сотрудники Росгвардии, в том числе ОМОН, и полиции (особенно 2 оперативного полка на Пушкинской площади примерно с 15 часов и до 16 часов) применяли физическую силу и резиновые дубинки произвольно к собравшимся на площади. 

В ходе задержаний сотрудники правоохранительных органов применяли силу и спецприёмы к людям, не оказавшим сопротивления. Людям “заламывали” руки, требовали опустить голову вниз или даже насильно этого добивались, надавливая на спину или выше. Силу применяли в том числе к лежачим, к упавшим на землю. В некоторых случаях им наносились удары резиновыми дубинками, кулаками, ногами. Физическая сила применялась и перед помещением человека в полицейский автобус: сотрудники требовали человека встать лицом к автобусу, подняв руки и широко раздвинув ноги. В некоторых случаях такие эти действия совершались насильно, особенно частыми были удары по ногам с требованием шире их развести. (фото, фото, видео)

Применение физической силы и спецсредства сотрудниками ОМОН и полиции должно происходить избирательно только в самых крайних случаях. Участие в мирном собрании, даже если оно не было согласовано с органами исполнительной власти, не является основанием для применения силы.

5. Незаконный досмотр личных вещей перед помещением в полицейский автобус.

В ряде случаев сотрудники лично проводили незаконный досмотр вещей задержанных. Напоминаем, что процедура досмотра требует составления протокола, привлечения понятых одного пола с досматриваемым и отдельного помещения.

6. Отдельные факты препятствования работы журналистов и наблюдателей.

В ходе мирного собрания отмечены задержания журналистов. Насколько нам известно, позже все задержанные журналисты были отпущены. Однако, сам факт задержаний журналистов не только свидетельствует о препятствовании их законной деятельности, но и о не избирательности задержаний.

Также отмечены факты применения силы к журналистам и наблюдателям. К наблюдателям была применена физическая сила  сознательно со стороны сотрудников ОМОН как минимум два раза. Например, около 14:45 возле дома 18к1 по Тверской улице (здание “Известий”) сотрудник ОМОН (фото) применил силу к одному из наблюдателей, грубо его оттолкнув двумя руками. А на Страстном бульваре сотрудники ОМОН пытались удалить наблюдателя с места проведения акции. (видео)

Также был один случай, когда сотрудники полиции пытались воспрепятствовать работе наблюдателей. В 16:00 рядом со зданием Большого Театра к группе наблюдателей подошли два сотрудника полиции и потребовали снять жилетки и прекратить наблюдение, так как наблюдатели “не имеют права наблюдать здесь”. Данные одного из сотрудников полиции: Заночкин Андрей Сергеевич, нагрудный знак 012342. 

7. Агрессивные действия полиции провоцировали участников на ответную агрессию. 

Действия сотрудников полиции были недостаточно профессиональны и часто провоцировали агрессию. Повышению напряжённости и агрессии способствовало количество сил правоохранителей, их обмундирование, вход в толпу участников патрульных групп и групп захвата, регулярные громкие оповещения через средства звукоусиления. Также, безусловно, повышению агрессии способствовали немотивированные задержания, случаи безосновательного и грубого применения силы. 

Во время собрания наблюдателями были зафиксированы моменты столкновения между демонстрантами и ОМОН и полиции. Однако мы хотим подчеркнуть, что во всех зафиксированных случаях действия демонстрантов были ответом на агрессивные действия и применение силы со стороны силовых структур. Мы ещё раз обращаем внимание полиции и ОМОН на необходимость действовать без необоснованного применения силы и направлять свои усилия на обеспечение права на свободу мирных собраний, а не на создание конфликтных ситуаций. 

8. Многие действия сотрудников силовых органов были потенциально опасны.

Многие действия сотрудников полиции и Росгвардии были непонятны и зачастую могли быть потенциально описаны для участников акции и проходящих мимо граждан. 

На Пушкинской площади в промежутке между 15:00 и 16:00 сотрудники правоохранительных органов активно “входили” в толпу группами по 10-15 человек, неизбирательно и необоснованно применяли дубинки и выдавливали собравшихся людей в сторону закрытых входов в метро Тверская и Пушкинская, а также в сторону проезжей части по улице Страстной бульвар. О начале таких опасных для собравшихся на площади людей сообщено не было, что не дало возможности людям покинуть опасное место заранее. 

В связи с этими действиями создавалась давка: участники не знали, куда именно им надо выходить. Помимо этого, на Тверской улице сотрудники ОМОН выдавливали людей с тротуаров в сторону бордюров и на проезжую часть, что создавало потенциально опасные ситуации. Также в 16:20 на площади перед зданием «Известий» сотрудники ОМОН не выпускали людей из подземного перехода, чем также создавали давку. (фото)

Для улучшения ситуации и сотрудники полиции и ОМОН могли бы сообщать, куда можно двигаться, чтобы безопасно уйти с мероприятия. 

9. Препятствие со стороны правоохранительных органов движению в центре города.

Около 17:40 у метро Пушкинская, пешеходные тротуары были перекрыты с обеих сторон и сотрудники полиции сообщали, что проход закрыт. Также тротуары на Тверской улице были перекрыты в районе 15:30 со стороны Манежной площади. (фото) Это значительно осложняло движение и мешало проходу граждан, находящихся в это время в центре Москвы. На остановках общественного транспорта людям также не позволяли выходить. 

Свои автобусы сотрудники правоохранительных органов часто ставили не в имеющиеся парковочные карманы, что сузило проезжую часть на несколько полос.

Для пешеходного движения сотрудниками ОМОН были перекрыты некоторые улиц, в частности нам известно о перекрытии Страстного бульвара, выходов на Тверскую улицу со стороны Камергерского, Глинищевского, Настасьина и Козицкого переулка. (фото, фото)

Сотрудники ОМОН проверяли паспорта и пропускали через ограждения только людей, прописанных по близлежащим адресам. Мы обращаем внимание, что далеко не все граждане живут по адресам прописки, более того, нет прямого обязательства носить с собой паспорт. Не говоря уже о том, что граждане могли проходить не только к месту жительства, но и по другим адресам. 

10. Сотрудники ОМОН безосновательно проверяли документы. 

Ещё до начала заявленной акции в 14:00, сотрудники ОМОН подходили к людям, проходящим мимо Пушкинской площади и здания «Известий»  и выборочно проверяли документы. После проверки документов людей отпускали (фото). Причины и основания таких проверок разъяснены не были. 

Подобные проверки документов продолжались и во время собрания, часть людей после таких проверок была задержана и помещена в полицейские автобусы. 

11. Несоразмерность действий правоохранительных органов по отношению к действиям участников мирного собрания.

Любые ограничения права на свободу собраний должны соответствовать принципу соразмерности. К сожалению, 23 января наблюдатели стали свидетелями действий полиции и ОМОН, которые не были соразмерны действиям протестующих, а куда более жесткими и провоцирующими на ответные агрессивные действия. 

12. Сотрудники полиции и ОМОН в целом охотно вступали в коммуникацию с наблюдателями и гражданами, были готовы к диалогу и отзывались на вопросы. 

Наблюдателями был отмечен положительный момент в работе большинства сотрудников полиции и ОМОН, а именно их готовность к взаимодействию и коммуникации с гражданами. Сотрудники отзывались на вопросы, а том числе и те, которые не были в их компетенции, хорошо реагировали на обращения, а также охотно представлялись гражданам. При этом, сотрудники других подразделений Росгвардии чаще были грубы или отказывались от любого взаимодействия. 

13. Большое количество сотрудников в штатском.

На акции в поддержку Алексея Навального помимо сотрудников правоохранительных органов (полиция, Росгвардия, подразделения ОМОН) присутствовало значительное количество сотрудников в штатском. Отличительными особенностями многих сотрудников в штатском было наличие портативных видеокамер, которыми они производили съемку протестующих и свободное перемещение по территории на которой проходила акция (при предъявлении документов их пропускали за оцепление). 

Также наблюдателями были зафиксированы люди в штатском, которые отдавали указания и координировали работу полиции. (фото)

14. Медицинская помощь была обеспечена на хорошем уровне.

Наблюдатели зафиксировали на территории, на которой проводилась акция в поддержку Алексея Навального, несколько мобильных оперативных медицинских штабов, координирующих бригады экстренной медицинской помощи. Также, в автомобилях «Скорой помощи» наблюдателями были замечены люди, получившие ранения в ходе акции (не менее 3 человек), которым оказывалась медицинская помощь (фото).

Кроме того, наблюдатели зафиксировали случаи, когда участники собрания самостоятельно оказывали медицинскую помощь другим участникам. 

15. Анонимность сотрудников правоохранительных органов

Значительная часть сотрудников Росгвардии была в шлемах, скрывающих лицо. Забрала шлемов у отдельных сотрудников были затемнены. В купе с отсутствием нагрудных знаков или иных опознавательных номеров, отсутствием обязанности представиться, факт сокрытия лица делает сотрудников практически полностью анонимными. (фото) Наблюдателями также были зафиксированы автобусы, на которых к месту проведения акции привозили сотрудников Росгвардии, с частично закрытыми с помощью листов бумаги номерами. (фото)